Проекты Одессы
Museum for Change: проект восстановления традиции меценатства в Одессе
Александра Ковальчук: "Важно, чтобы был общественный запрос на развитие"
"Museum for Change" – проект одесситов, которые хотят усилить Одесский художественный музей, сделать его равным другим культурным центрам мира, а также восстановить традицию меценатства среди горожан.
О том, чего не хватает украинским музеям и об их потенциале, рассказала инициатор проекта – Александра Ковальчук.
"Museum for Change" – социальный проект, инициированный БФ "Манифест Мира". Основная цель проекта "Museum for Change" и созданного в рамках инициативы БФ "Друзья музея" при Одесском художественном музее – содействовать его развитию, формирование сообщества меценатов, поддерживающих музей.

Команда проекта:Соучредитель и фандрайзер – Александра Ковальчук;
Соучредитель и фандрайзер – Инна Белоус;
PM – Андрей Бондаренко;
Глава креативного отдела – Гера Грудев;
Финансовый менеджер – Екатерина Кулай.
– Почему инициировали проект "Museum for Change"?

– У нас вызывало большой внутренний конфликт и диссонанс то, как должны выглядеть музеи Одессы и как они выглядят на самом деле. Мы сначала сильно расстроились, а потом подумали, как можем повлиять на ситуацию. Команда разработала проект, который многих заинтересовал. Его мы согласовали с вице-губернатором Одесской области Соломией Бобровской, главой Управления культуры ОГА Еленой Олейник и директором Одесского художественного музея Виталием Абрамовым.
– С какими музеями сравнивали одесские?

– Сравнивали с музеями Парижа, Милана, Вены, Цюриха, Нью-Йорка, Филадельфии, Бостона, Сан-Франциско, Пенсильвании, Бруклина, Майами. История мировых музеев достаточно интересна. В каждой стране она развивалась по-разному. Например, в Европе музеи чаще получали финансирование от государства. В этих странах даже сегодня нету распространенной работы с благотворительными фондами при музеях, но отдельный проект может быть спонсирован частным донором. В США другая система. Тут еще 70 лет назад музеи открывались благодаря средствам меценатов. Если они переводятся в собственность государства, вопросами пополнения коллекции, реконструкции, расширения площадей – всем этим продолжают заниматься меценаты и местные сообщества.
– Чем отличается функционирование украинских музеев?

– У нас все произошло по другому сценарию. Например, изначально Одесский художественный музей был также основан сообществом меценатов, но больше ста лет назад. Потом все было национализировано, во время войны часть коллекции была утеряна.
За 25 лет независимости Украины культура финансировалась по остаточному принципу – мы с каждым годом видим, что ситуация только ухудшается. Состояние учреждений культуры в Украине сейчас достигло дна. Мы уверены в том, что финансирования от государства не будет, а это значит, что есть только два выхода – или все сгниет за 20 лет, либо мы все дружно будем инвестировать свое время, деньги и ресурсы на восстановление музеев. Сейчас для этого необходимо очень много материальных средств. Поэтому при разработке проекта мы больше ориентировались на американский опыт с участием меценатов.
– Почему решили заниматься именно Одесским художественным музеем?

– Художественный музей – это олицетворение развития истории культуры и искусства на территории Одессы. Тут представлены произведения художников, чья жизнь была связана с регионом.
Наиболее значимые результаты работы команды
Отремонтировали Суворовский зал: обновлена система освещения, окрашены стены, пошиты шторы, произведен профессиональный клининг колон и паркета.
Через краундфандинговую платформу "Мой город" собрали 31617 грн и приобрели профессиональный микроскоп и расходные материалы для реставрационной мастерской музея.
Привели в порядок санузлы (починили сантехнику, закупили и установили держатели и другие аксессуары); обеспечили музей стройматериалами для ремонтных работ во дворике.В летние месяцы разместили рекламу музея на радио FM1, сити-лайтах в центре Одессы и бигборде в Черноморске.
Заказали и навесили занавески на втором этаже музея.
Организовали фотосессию от нескольких фотографов – теперь у музея есть архив красивых фотографий.
Оплатили трехмесячный курс лечения для буксуса во дворе музея (кустарника в форме лабиринта – садовники его лечили, удобряли, посадили молодые кусты, чистили).
Зарегистрировали Благотворительный Фонд "Друзья Музея".
Запустили программу Membership и получили 16500 гривен на счет БФ для оплаты актуальных потребностей музея.
Провели благотворительный ивент "Изящный бранч", где собрали 21900 гривен на ремонт в зале ДПИ.
Предоставили стипендию на обучение в InvogueArt gallery троим сотрудникам одесских музеев.
Запустили страницу музея в Facebook (более 2200 подписчиков) и аккаунт в Instagram (более 700 подписчиков).
– Какие работы намерены провести в ближайшее время?

– В январе будет обновлен вестибюль Художественного музея – появится новая мебель. До конца января также появится билетный принтер. Он есть в частных организациях – кинотеатрах, театрах, но в государственных музеях его нет. С предоставлением программного обеспечения нам поможет Дмитрий Свертилов, но еще надо будет собрать около 30 000 гривен на само оборудование. Сейчас мы проводим сбор средств на платформе "Мой город". Нам пришлось 4 месяца переписываться с разными государственными учреждениями, чтобы получить инструкцию, как его ставить в рамках закона – раньше там был пробел.
– Достаточно ли той работы, которую делаете?

– Изначально мы планировали заниматься только тремя направлениями – рекламой, сервисом и привлечением меценатов. Сейчас сконцентрировались только на фандрайзенге, поскольку есть вещи, которые от нас не зависят. Выставки, образовательные программы – это компетенция научных сотрудников. Но для того, чтобы научные сотрудники были свободны для творчества, необходимы достойная зарплата, мотивация, борьба с выгоранием и кадровым голодом. На сегодняшний день в Художественном музее есть 2 или 3 открытые позиции научных сотрудников на зарплату от 1 500 гривен. Человек очень сильно должен хотеть этим заниматься и иметь возможность работать где-то еще для того, чтобы стать сотрудником музея.
Сейчас мы не делаем достаточно. Инициативой занимаются люди, у которых есть и другая работа, проекты БФ "Манифест мира". Сейчас нам пришлось остановиться и не брать новые проекты в фонде – для увеличения команды нет бюджета. Кроме того, у со-учредителя Инны Белоус есть трое детей, у меня – работа, но нам почти удается успеть все.
– Кто ваша поддержка?

– Это широкий круг людей – и те, кто покупает магниты, деньги от чего идут на счет благотворительного фонда при музее, и крупный бизнес, который помогает в реконструкции вестибюля.
– Что необходимо для того, чтобы музеи менялись? Они могут делать это самостоятельно?

– Я верю в специализацию. Сотрудники музеев – научные сотрудники. Хороший пиарщик вряд ли получится из историка искусства. Как и наоборот. Нужны специалисты, фандрайзеры – люди, которые умеют работать со спонсорами, организовывать работу. Музейный маркетинг – отдельная наука и этому надо учиться. Нужны специалисты, чтобы музейные сотрудники могли заниматься своей работой. Два года назад в Украине появилась должность директора по развитию или маркетингу. Но часто нет ставки, чтобы нанять нового сотрудника. Кроме того, это низкие зарплаты. В будущем все может измениться. Важно, чтобы общество показывало свой запрос на развитие музеев в таком случае появится и бизнес, которому будет выгодно спонсировать учреждения культуры.
– Легко ли общественным активистам взаимодействовать с государственным учреждением?

– Сложности были. Изначально нас воспринимали с опаской – были обвинения в том, что мы хотим что-то украсть. Это типичная ситуация для Украины: когда кто-то занимается социальным проектом, сразу начинают думать, что кто-то что-то хочет украсть, продать, отмыть. Был негатив. Прошло полгода и мы так ничего не украли, а даже принесли музею около 1 млн грн. Отношение к нам изменилось. Но критика – это нормально, как и отсутствие доверия. Людям нелегко начать кому-то доверять. Надеюсь, будущие поколения изменят это.
Затраты на развитие музея, собранные благодаря меценатам и донорам

Реконструкция и развитие музея – около 1 млн грн.

Административные расходы БФ "Друзья музея" – около 250 000 грн.
– Что необходимо украинским музеям? С какой аудиторией прежде всего необходимо работать?

– Молодежь – сейчас это частый посетитель музея, но такая аудитория достаточно требовательна. Уже есть возможность путешествовать, а это дает понимание того, как должен выглядеть сервис. Когда он не соответствует ожиданиям, в музей не возвращаются. Также производит негативное впечатление заброшенность здания. Мы находимся в точке, когда надо делать все и сразу – нельзя уделять внимание чему-то одному. Если отреставрировать все картины, упадет потолок. Если заниматься потолком, надо сделать систему микроклимата. Мы начали с более видимых изменений, чтобы привлекать внимание к музею.
– К вам обращаются за опытом другие музеи?

– Часто наоборот – мы часто обращаемся в другие музеи за советами. Нас очень поддерживают Музей личных коллекций Блещунова, Музей западного и восточного искусства, Современного искусства. Мне бы хотелось, чтобы музеи объединялись и лоббировали вместе свои интересы – чтобы добиться выделения плоскостей для рекламы, чтобы было больше совместных проектов.

– Что для этого необходимо?

– Работать в учреждениях культуры – это большой моральный труд. Я вижу выгорание, отсутствие оптимизма. Чтобы объединяться важно верить в достижение результата. Я надеюсь, что, если у нас все будет получаться, это придаст уверенности и другим.
– Какая конечная цель проекта "Museum for Change"? Когда намерены ее достигнуть?

– Когда будет готов проект реконструкции здания и мы найдем на это деньги, когда будем понимать, что этот процесс будет контролироваться. Это займет от трех до пяти лет, но только тогда мы сможем двигаться дальше.

Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Для комментирования необходимо авторизоваться.