Кейс
Эффект Skype: как Эстония стала самой цифровой страной в мире
Журналист издания Fortune Вивьен Уолт побывала в Эстонии и узнала, как живет страна, где буквально все переведено в цифровой вид. Публикуем перевод ее рассказа.
Одним весенним вечером я выглянула в окно офиса в пригороде Таллина. Я заметила, как среди прогуливающихся по улицам людей проехал пластиковый контейнер на колесиках. Устройство напоминало детскую игрушку, но на самом деле это был продвинутый робот-доставщик Starship, который может стать новым сверхприбыльным изобретением этой маленькой снежной страны из северной части Европы.
Если посмотреть, как изображают в фантастических фильмах наш мир через 20 лет, можно заметить, что там никто не носит в руках покупки. Все товары доставляются на дом роботами. Реальность начинает все сильнее походить на фантастику. Примерно два года назад мы поняли, что можем воплотить эту часть будущего уже сейчас.
рассказал Ахти Хейнла, сооснователь и генеральный директор компании Starship Technologies.
Мало где можно так отчетливо увидеть картину будущего, как в этом красочном городе с населением в 400 тысяч человек, чьи извилистые средневековые улочки контрастируют с его цифровым настоящим.
В Эстонии живет всего 1,3 миллиона человек. Но маленький размер и удаленность скрывают ее истинный потенциал. Именно здесь небольшая группа друзей, в которую входил Хейнла, изобрела популярный сервис для связи Skype.

Если вспомнить историю Эстонии, то изобретение Skype может показаться ироничным. Примерно четверть века назад, когда американцы уже вовсю покупали первые мобильные телефоны, эстонцы были отрезаны от мира, потому что их родина входила в состав СССР. Они могли по десять лет ждать выделения собственной телефонной линии. В 1991 году, когда распался СССР, Эстония оказалось во временной капсуле.
У нас ничего не было. Стране пришлось восстанавливаться с нуля. Каждому гражданину выдали по 10 евро. Да, и больше ничего. Всем нам пришлось начинать с 10 евро.
рассказал генерал Рихо Террас, командир эстонской армии, который в те времена был активистом.
Спустя поколение в Эстонии наступила новая эпоха — эпоха цифрового существования. Сейчас Эстония является примером того, что может случиться, если страна полностью откажется от аналоговых систем и перейдет в онлайн-режим. И такие попытки уже предпринимались. Власти разных стран, включая Сингапур, Японию и Индию, уже думают о том, как стать цифровыми государствами и таким образом сократить бюджет. По словам правительства Эстонии, онлайн-системы страны ежегодно прибавляют по 2% к ВВП.

При рождении каждый гражданин получает уникальный 11-значный номер — цифровой идентификатор, который требуется практически в каждом аспекте повседневной жизни. Привычка проводить все операции в цифровом виде прививается сызмала — эстонские дети изучают компьютерные науки еще со школы и многие даже с детского сада.
В 2000 году Эстония первой в мире причислила право на выход в интернет к базовым правам человека, поставив его на один уровень с правом на пропитание и убежище. В том же году правительство выпустило закон, приравнивающий цифровые подписи к рукописным. Этот шаг создал целую бездокументарную систему. Поскольку теперь никому не нужно было подписывать бумаги, они перестали требоваться для уплаты налогов, открытия банковского счета, оформления ипотеки, выписки рецептов и других повседневных задач, кроме заключения брака и развода.
Я открыла свою компанию за 20 минут, при этом не нужно было никуда идти. Я не ходила в налоговую или страховой фонд. Все сделала по интернету.
рассказала Кайди Руусалепп, глава инвестиционной платформы Funderbeam.
Оплата налогов тоже происходит онлайн. Почти все эстонцы заполняют налоговые декларации в сети буквально за несколько минут. Поскольку все публичные записи хранятся в единой системе, пользователь может открыть декларацию с автоматически заполненными данными, где будут указаны его сведения о доходах, имуществе, количестве детей и так далее. Гражданам нужно только внести необходимые изменения и нажать кнопку «Отправить». В прошлом году тогдашний премьер-министр Таави Рыйвас сорвал бурные аплодисменты на программе The Daily Show, когда рассказал о том, что оформил все налоговые документы с айпада, пока сидел в аэропорту Люксембурга.

Когда я зашла к Рыйвасу в его кабинет в эстонском парламенте, я заметила, что в нем практически нет бумажных документов. По словам Рыйваса, за три года на посту премьер-министра он поставил подпись на бумаге лишь однажды — и то это была гостевая книга. В теории правительство может отдать по интернету приказ отправить войска в бой.
Я ни разу не подписывал физически какие-либо законы. Ни разу.
сказал Рыйвас.
В 2005 году эстонцы стали первой нацией, которая смогла голосовать на выборах через интернет. Когда я спросила президента Эстонии Керсти Кальюлайд, как она голосовала на выборах в ноябре прошлого года, она посмотрела на меня так, будто бы я задала очень глупый вопрос. «Дома, с моего компьютера», — ответила она. Кальюлайд подписала договор с Финляндией, согласно которому обе страны признают цифровые ID-карты своих жителей. Теперь финны и эстонцы могут ездить в больницу в соседней стране, и их данные будут автоматически отображаться в системе.
Мы пользуемся цифровыми идентификаторами уже 17 лет. Люди уже научились доверять системе.
сказала Кальюлайд
Сейчас для эстонцев вся эта технологическая магия воспринимается как данность, а ведь после развала Советского союза экономика страны была на дне. Такое положение дало стране огромное преимущество — ей пришлось начинать все с нуля. «Люди расплачивались [только] наличными», — вспоминает Мартин Руубел, президент Guardtime, компании-разработчика государственной блокчейн-системы. Поскольку у эстонцев никогда не было чековых книжек, то после развала СССР они просто пропустили «бумажный» этап и сразу перешли к выпуску банковских карт. Так они не только сэкономили, но и быстрее смогли перейти к онлайну.
В попытках восстановить страну ее новые молодые и неопытные лидеры быстро приватизировали индустрию телекоммуникаций. «Это был очень удачный поступок», — считает Март Лаар, председатель совета Эстонского банка, который в свои 32 года стал первым премьер-министром страны после развала СССР. Тогда мало у кого из жителей была своя телефонная линия, поэтому многие купили мобильники. По словам Лаара, тогда он ничего не знал о компьютерах, но верил, что [стране] нужно начать [работать] с самой современной технологией. Когда Финляндия предложила своему бедному соседу АТС, Эстония отказалась.

Правительство наняло Руусалепп на должность первого государственного IT-юриста, когда ей было всего 20 лет, и она еще училась в университете.
У меня не было юридического образования, и я не разбиралась в технологиях. Моим первым заданием было разработать закон о цифровых подписях еще за многие годы до принятия его в других странах. Мы хотели изменить наше государство. У нас были мозги, и нам нужно было просто действовать.
вспоминает глава Funderbeam.
Эти ранние решения заложили основу современной процветающей сферы технологий в Эстонии. Создание Skype в 2003 году привело к появлению поколения технарей и будущих предпринимателей.
Люди решили, что раз эстонцы смогли сделать нечто вроде Skype, то и это им под силу.
считает Андрус Окс из таллинского инвестиционного фонда Terra Venture Partners.
В 2011 году Microsoft купила Skype за $8,5 миллиарда. Бывшие работники Skype вложили вырученные средства в новые таллинские стартапы, которые стали привлекать инвесторов из США. Команда разработчиков программы, среди которых был и Хейнла, запустила венчурный фонд Ambient Sound. «Эффект Skype был невероятным», — признает Хейнла. Именно он открыл стартап Starship вместе с сооснователем Skype Янусом Фриисом. Среди главных инвесторов проекта — автопроизводитель Daimler и венчурные фонды Кремниевой долины Shasta Ventures и Matrix Partners. Роботы-доставщики работают в тестовом режиме в Редвуд-сити и Вашингтоне. В дальнейшем Starship планирует протестировать их в Швейцарии, Лондоне и Гамбурге.
И это не единственный результат «эффекта Skype». В 2011 году один из первых сотрудников Skype Таавет Хинрикус открыл компанию TransferWise, которая занимается проведением денежных переводов в сети и сейчас занимает четыре этажа. Среди инвесторов компании — фонд Andreessen Horowitz и фонд Питера Тиля Valar Ventures.

В 2007 году правительство Эстонии решило перенести памятник советским солдатам из центра Таллина на ближайшее военное кладбище. Пророссийские активисты устроили митинг — они жгли баррикады и грабили соседние магазины. И тут внезапно оборвалась связь с эстонскими банками, парламентами и рядом государственных сервисов. Страна подверглась крупнейшей кибератаке, чьи последствия преследуют Эстонию и по сей день. «[Тогда] мы очень-очень сильно зависели от сети. У нас не было бумажных оригиналов множества документов», — вспоминает Руубел. Правительство Эстонии считает, что атаку совершили русские хакеры.
Вскоре в Таллине открылся единственный аккредитованный НАТО центр киберобороны. В том же году Эстония запустила первое «посольство данных» в Люксембурге — огромное хранилище, где собраны резервные данные страны, с помощью которых можно будет мгновенно восстановить государство после кибератаки. «После 2007 года мы поняли, как бороться с кибератаками извне, — сказал Руубел. — Но что, если нас атакуют изнутри и подделают данные?»

В таком случае правительство обратится к технологии, на которой сейчас работают важнейшие элементы эстонской системы и некоторые ее самые успешные стартапы. Речь идет о технологии блокчейна.
Эта технология позволяет эстонским инженерам усилить шифрование данных. Кроме того, эстонцы могут в любой момент проверить, не изменена ли их информация, а еще для выполнения многих онлайн-задач они пользуются двухфакторной аутентификацией. Благодаря всем этим методам эстонскую систему практически невозможно взломать (в прошлом году Госдепартамент США сообщил, что киберпреступления «не представляют серьезной угрозы» для Эстонии). «Даже Сноуден не сможет взломать эту систему», — с гордостью заявляет президент страны Керсти Кальюлайд.

Но эксперты из других стран не возлагают таких высоких надежд. В 2014 году (через семь лет после крупной кибератаки на Эстонию) инженеры Мичиганского университета изучили эстонскую интернет-систему для голосования на выборах и выяснили, что хакеры вполне могут ее взломать и подтасовать голоса, причем сделать это «практически незаметно».
Эстонская система очень сильно полагается на сервера, выделенные для проведения выборов и компьютеры избирателей. А все они являются легкими целями для иностранных хакеров.
пишут исследователи.
Власти Эстонии оспаривают эти заявления, утверждая что система показала себя безупречно уже на шести выборах и что ее «уровень безопасности значительно выше, чем у обычной системы бумажных бюллетеней».
Для жителей Эстонии потенциал продвинутых цифровых систем на государственном и коммерческом уровне просто невообразим. А если учесть потенциал блокчейна, то все еще впереди. Сейчас в Guardtime (компании-разработчике государственной блокчейн-системы) работает 150 сотрудников. В 2015 году ее прибыль оценивалась в $23 миллиона. Сейчас она является одной из крупнейших блокчейн-компаний мира, в списке клиентов которой значатся авиакосмическая компания Lockheed Martin и Министерство обороны США. Инвестиционная платформа Funderbeam использует так называемую технологию меченой купюры, основанной на биткоинах, для отслеживания всех транзакций и инвестиций. Таким образом, платформе не нужны брокеры и таможенные агенты.
По словам Руусалепп, американцы часто говорят, что бумажные документы надежнее цифровых. Эстонцы же, наоборот, не хотят, чтобы, например, их медицинские карточки хранились в кабинете врача.
Никогда не узнаешь, кто в них заглянул. Блокчейн решает все проблемы с доверием.
прокомментировала Руусалепп.
Несмотря на то что Эстония смогла создать, пожалуй, самую безупречную цифровую систему, у страны есть один важный ограничивающий фактор — ее размер. В Эстонии живет всего 1,3 миллиона человек, и там система работает, как исправный механизм. Но инженеры считают, что она способна на большее. Чтобы лучше раскрыть свой технологический потенциал и усилить экономический рост, Эстонии нужно, чтобы ее системой пользовалось больше участников рынка.
Поскольку холодная Эстония является малопривлекательной страной для иммигрантов, ее правительство придумало необычное решение проблемы. В 2013 году программист и предприниматель по имени Таави Котка стал начальником информационного управления страны и объявил, что к 2025 году население Эстонии должно вырасти до 10 миллионов. Но так как эстонские женщины физически не смогли бы рожать по десять детей, власти задумались о том, что Эстония может предложить жителям другим стран. Так появилась идея цифрового гражданства. Лица, получившие такое гражданство, могут удаленно проводить операции в Европе и работать в евро.
Мы хотим стать офисом для малых и очень малых компаний, и по своей сути наша страна им и является. Мы не можем вырасти без клиентов.
заявил Котка, который сейчас работает консультантом эстонских стартапов.
Первые удостоверения цифрового гражданства Эстонии появились на свет в декабре 2014 года. В них были встроены микрочипы, как и в цифровых ID-карточках эстонцев. Цифровое гражданство наделяло лицо правами, например, правом голоса и на получение пенсии, при этом цифровой гражданин Эстонии не обязан был платить налоги этой страны — только той, кому он должен совершать выплаты. Заплатив взнос в 145 евро, цифровые граждане могут регистрировать компании в Эстонии, вне зависимости от своего местопребывания. Они автоматически получают выход на огромный европейский рынок. Сейчас в Эстонии зарегистрировано около 18 тысяч цифровых граждан, причем примерно 1400 открыли в этой стране свою компанию. В среднем каждая из этих компаний тратит около 55 евро в месяц на бухгалтерию и делопроизводство в Эстонии.
В этом году правительство страны удвоило бюджет программы и собирается снова увеличить его в два раза в 2018 году. По словам властей, они надеются на быстрый рост числа цифровых граждан. Вместе с их количеством увеличится и количество бизнес-услуг, предлагаемых Эстонией. Представители различных стран приезжают в Таллин, чтобы узнать, как им запустить собственную программу цифрового гражданства. По словам Каспара Коржуса, управляющего директора программы цифрового гражданства, ежегодно его офис посещает около 500 делегаций.
Пока что единственная модель заработка для стран — это налоги. Но если у вас будет 10 миллионов цифровых граждан, которые будут ежемесячно платить по $100, возможно, вам и не понадобятся налоги.
Каспар Коржус, управляющий директор программы цифрового гражданства
На этом возможности страны не заканчиваются. Теоретически, с правительством, работающим на блокчейне, Эстония может начать продвигать свои новые изобретения и новые крупные компании. По словам бывшего премьер-министра Рыйваса, страна занимается развитием «индивидуализированной медицины», которая на основе данных 1,3 миллиона граждан сможет лучше диагностировать болезни, лечить пациентов и создавать персонализированные лекарства. «Для проверки обмена данными мы будем использовать блокчейн», — добавил он.
Идея эстонцев вполне может стать многомиллиардным бизнесом, который перевернет представление о правительстве: из бюрократической машины оно может превратиться в корпорацию, приносящую прибыль.

Страна, поднявшаяся с экономического дна в 1991 году, смогла полностью изменить представление о себе. Я смотрю, как робот Starship катается по офису компании, в то время как ее глава делится своими мыслями. Хейнла верит, что жители Эстонии, годами жившие при советской власти, идеально подходят для инноваций, в том числе в плане управления страной.
Они росли и видели систему, в которую не могли проникнуть и как-то изменить. Поэтому они просто решили создать нечто новое и более эффективное. Старому, более самостоятельному и скептическому миру еще предстоит догнать Эстонию. Но Эстония вряд ли будет кого-либо дожидаться.
сказал Хейнла.
Источник: rb

Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Для комментирования необходимо авторизоваться.